Ветераны ВОВ

"Каждый из них подарил мне что-то важное ..."
(Воспоминания о моих учителях и товарищах, участвовавших в боях во время Великой Отечественной войны).

 
 
 
















































 Николай Георгиевич Туганов
родился в 1901 году в г. Благовещенске в семье учителя. После окончания Ленинградского университета в 1929 году преподавал в технических вузах Ленинграда и Томска, а с сентября 1939 года стал работать в Томском университете. В 1940 году защитил диссертацию на степень кандидата физико-математических наук. В 1941 году ушёл на фронт. Служил в артиллерии, участвовал в обороне Сталинграда. Вернулся в 1945 году с орденом Отечественной войны 2-ой степени, тремя медалями и расстроенным здоровьем. С 1 сентября 1945 года был назначен заведующим кафедрой геометрии. Пребывал в этой должности 11 лет. В сентябре 1956 года взял годичный отпуск для завершения докторской диссертации, но тяжело заболел и умер 6 октября 1956 года в Москве, куда его больного перевёз брат. В Москве он и похоронен. Николай Георгиевич был талантливым педагогом и учёным. Его лекции отличались строгостью изложения, чёткостью и ясностью. Им опубликовано 13 научных статей, из них 10 статей в ДАН СССР. На ММФ он читал три общих курса: аналитическую геометрию, дифференциальную геометрию и основания геометрии. Кроме общих курсов Николай Георгиевич Туганов вёл специальные семинары по "Методу внешних форм" и "Теории поверхностей". Организовал кружки по геометрии для студентов 2-го и 3-го курсов, руководил курсовыми и дипломными работами. Первой его выпускницей была Крузова (1951г.), затем - Монарх и Онищук (1952г.), Вавилина, Малаховский, Пулях, Сидорова (1953г.) и т.д. Был у Н.Г. Туганова и 1-годичный аспирант - Р.Н. Щербаков (1949 -1950г.г.). В 1946 году Николай Георгиевич организовал научный геометрический семинар. Вначале его посещали всего три человека: Туганов Н.Г., Ходор М.Д., Гайдамович A.M.; затем он стал пополняться, в основном, выпускниками - геометрами ММФ. За преподавательскую, научную и общественную работу в университете Н.Г. Туганов был награждён медалью «За трудовую доблесть». Из жизни рано ушёл чуткий и принципиальный человек, большой учёный и прекрасный педагог. Для меня лично смерть Николая Георгиевича была  большим ударом. Это он вселил в меня любовь к геометрии, которая осталась во мне на всю мою жизнь.
































 
   После смерти Н.Г. Туганова на должность заведующего кафедрой геометрии был приглашён его ученик Роман Николаевич Щербаков. Об этом сохранилась запись в делах Совета ММФ за январь 1957 года: "Постановили: усиленно добиваться от ректора приглашения на кафедру геометрии доцента Щербакова Р.Н.". Р.Н.Щербаков родился 3 октября 1918 года в г. Кяхта Бурятской АССР в семье служащих. В 1935 году поступил в Томский университет и окончил его с отличием в 1940 году. После окончания университета был оставлен в аспирантуре, закончить которую помешала война. В 1941 году он ушёл на фронт, вернулся в 1945 к семье, которая в то время жила в Улан-Удэ. Там он поступил на работу в Бурятский пединститут, где проработал 12 лет: сначала ассистентом, затем старшим преподавателем, затем доцентом кафедры высшей математики и деканом естественного факультета. Работая в Бурятском пединституте, Роман Николаевич не терял связи с Томским университетом, со своим учителем Н.Г. Тугановым. В 1949 году был принят в годичную аспирантуру по кафедре геометрии. В те годы часто можно было видеть в стенах нашего университета энергичного молодого человека, о котором с большим уважением говорил нам студентам Николай Георгиевич: "Приходите, сегодня будет делать доклад Щербаков". В 1951 году Роман Николаевич защитил кандидатскую диссертацию, в 1952 году утверждён в звании доцента, в 1964 году получил диплом доктора физ.-мат. наук, в 1965 - звание профессора кафедры геометрии. В 1980 году ему присвоено звание заслуженного деятеля науки и техники РСФСР. Им опубликовано свыше 90 работ, в том числе 7 учебников и учебных пособий. Р.Н.Щербаков принёс с собой всю свою неистощимую энергию. Начался период бурного развития кафедры. Увеличился состав кафедры до семи человек вследствие того, что кафедра стала осуществлять не только геометрические курсы на ММФ, но и на всех физических факультетах. Стали читаться многочисленные специальные курсы и вестись научные семинары. В 1958 году Роман Николаевич начал набор и аспирантуру. Первые выпускники его аспирантуры: Ивлев Е.Т., Лучинин А.А.,Машанов В.И., Онищук Н.М., Пергаменщиков М.Б.. Всего под руководством Р.Н.Щербакова (а в дальнейшем под руководством его учеников) аспирантами кафедры геометрии защищено более 60 кандидатских диссертаций и 4 докторских. Расширилась работа семинара, организованного Н.Г. Тугановым. На нём стали выступать крупные учёные из других городов страны. В 1962 году усилиями Романа Николаевича организовано печатание работ участников семинара в "Геометрических сборниках", редактором которых он был 25 лет. Но не только в геометрических сборниках печатались работы сотрудников и аспирантов кафедры. Публиковались работы в ДАН, "Известиях вузов", "Сибирском математическом журнале" и др. изданиях. Томские геометры во главе с Романом Николаевичем были участниками всех всесоюзных и многих республиканских конференций, не говоря уж об университетских. Они были также участниками и международных конгрессов в Москве (1966 г.) и в Варне (1967г.). В итоге, за всё время существования кафедры геометрии в ТГУ самый большой вклад в её развитие внёс Н.Р. Щербаков. Низкий поклон ему за его самоотверженный труд.

     Назаров Георгий Иванович на фронте получил ранение. В госпитале познакомился с девушкой, ставшей впоследствии его женой. После войны в Томске она работала стоматологом. Мне приходилось обращаться к ней за помощью. Это была очень милая добрая женщина и прекрасный специалист. Но не о ней сейчас речь. Впервые я узнала Георгия Ивановича в 1947 году, когда училась на 1-ом курсе. Он вёл у нас практические занятия по механике. Был прекрасным педагогом. В 1955 году (после защиты кандидатской диссертации) стал деканом факультета. Я в это время работала на кафедре общей математики и была председателем факультетского профбюро. Естественно нам приходилось много общаться. Больше всего меня поражал его спокойный характер. Вот один из примеров. В те времена ректор проводил совещания не только с деканами. На них должны были присутствовать секретари парторганизаций факультетов и председатели профбюро. Поэтому на этих совещаниях я была вместе с Георгием Ивановичем. Поскольку по успеваемости наш факультет всегда был на последнем месте (иногда, правда, мы уступали его радиофизикам), то ректор, похвалив историков, литераторов и др. начинал "разнос" работы нашего факультета. Меня трясло как в лихорадке, я считала это не справедливым. А когда мы после этого возвращались в деканат, у меня из глаз текли слёзы. Георгий Иванович спокойно ласково смотрел на меня и говорил: "По такому-то пустяку". Вообще у меня с Георгием Ивановичем были очень хорошие отношения. В период вступительных   экзаменов на факультет я обычно его заменяла. А когда приехал к нам Р.Н. Щербаков (кстати, на вокзале его с семьёй встречала я как председатель профбюро), он сказал: "Ну вот, приехал геометр - ученик Туганова. Вы студенткой специализировались по геометрии. Теперь появилась возможность поступить в аспирантуру. Поговорите на эту тему со Щербаковым". Примерно через неделю Георгий Иванович спрашивает: "Разговаривали со Щербаковым?". Я ответила, что стесняюсь. А на другой день он сказал: "Вас вызывает Щербаков". Поговорив со мной Роман Николаевич сказал: "Готовьтесь, если выдержите экзамены, я Вас возьму". Вот так в моей судьбе принял участие Георгий Иванович. Спасибо ему. В 1963 году он успешно защитил докторскую диссертацию, а в 1965 переехал в Киев. Дальнейшая его судьба мне не известна.


 






















































   Участник ВОВ прекрасный человек Юрий Вячеславович Чистяков. Когда я училась в университете, он работал ассистентом, вёл у нас практические занятия по дифференциальным уравнениям. Под руководством П.П. Куфарева написал и защитил кандидатскую диссертацию. Ближе всего как человека я его узнала тогда, когда уже сама была доцентом и преподавала на физических факультетах. Юрий Вячеславович был в то время проректором по учебной работе и читал курс математического анализа на радиофизическом факультете. Мы работали с ним в большом контакте. Были случаи, когда ему по каким-то делам нужно было срочно быть в обкоме партии. Он присылал посыльного ко мне домой с просьбой, чтобы я прочла в его часы свою лекцию для студентов радиофизического факультета. Разумеется, я спешила выполнить его просьбу. По многим вопросам у нас были схожие мнения. Работать с ним было комфортно. Его любили и студенты и преподаватели. Было очень больно, когда его не стало. Он умер от туберкулёза лёгких.

Онищук Н.М., Щербаков Р.Н., Суворов Г.Д.



























Онищук Н.М., Шербаков Р.Н., Суворов Г.Д.

    Георгий Дмитриевич Суворов после демобилизации из армии стал учеником профессора П.П. Куфарева. Защитил кандидатскую диссертацию в 1951 году, а в 1961 году в Новосибирском академгородке и докторскую. Он был первым оппонентом у меня на защите кандидатской диссертации. За это у меня осталась к нему особая благодарность. Г.Д. Суворов был исключительно интересным человеком, увлечённым наукой. В научном семинаре, организованном Георгием Дмитриевичем, начали свои исследования студенты и аспиранты. Многие из них впоследствии стали доцентами и профессорами. Среди них С.Л. Крушкаль, Б.П. Куфарев, В.К. Ионин и др. В 1965 году Г.Д. Суворов переехал в Донецк к новому месту работы в связи с его избранием чл.-корр. АН УССР. Там он также вёл активную научную работу. Там он и закончил свою жизнь ещё далеко не в преклонном возрасте.

     Сивков Анатолий Александрович был учеником известного в своё время профессора Н.Н. Горячева, окончившего Московский университет и заведовавшего с 1923 года по 1940 год кафедрой астрономии и геодезии в Томском университете. После него с 1940 года до начала ВОВ этой кафедрой заведовал доцент А.А. Сивков. В войну Анатолий Александрович служил на востоке, был ранен (как он говорил) японским снайпером. Вернувшись с фронта, стал работать на своей родной кафедре, но кафедрой больше не заведовал. В 1947 году читал курс астрономии на первом курсе тогда ещё физмата. Помню его как интеллигентного человека, глубоко любившего свою специальность. За это студенты любили его. Были годы, когда количество студентов, специализирующихся по астрономии, превышало количество тех, кто специализировался по математике. На старших курсах он читал спецкурсы по астрономии и геодезии, руководил курсовыми и дипломными работами, вёл со студентами и аспирантами наблюдения в университетской обсерватории. Даже на усадьбе своего дома он собственноручно соорудил конструкцию, позволяющую наблюдать некоторые явления, происходящие в небесах. Вообще техническим работам посвящал довольно много времени. Из каких-то подручных материалов собрал автомобиль. Построил огромную лодку (больше похожую на баркас). Помню в июне 1948 года он и его жена Вера Васильевна Сивкова пригласили нас троих, первый год работавших на факультете, поехать с ними на один из островов на Томи. Это было замечательное путешествие на этой лодке - баркасе, запомнившееся на всю жизнь. Поскольку мотор лодки был маломощный, а лодка тяжёлая, то вверх по Томи мы двигались со скоростью пешехода. Но это всё равно было прекрасно. Кстати, не могу не вспомнить верную спутницу Анатолия Александровича - Веру Васильевну Сивкову добрым словом. Она у нас в мои студенческие годы вела практические занятия по математическому анализу. После читала лекции по анализу на физическом факультете. Мы, работавшие первый год в университете, со всеми своими проблемами обращались именно к ней. Она всегда нас понимала и шла на помощь. Кафедра астрономии и геодезии закрыта в 1977 году. Последние годы своей жизни Анатолий Александрович был серьёзно болен и уже не работал в университете.

























     Куваев Михаил Романович 1923 года рождения ушёл на фронт 18 - летним мальчишкой. Зимой 1941 года воинское подразделение, где он служил, поставили на лыжи с винтовками в руках и отправили в наступление. Снег был выше колен, идти на лыжах было невозможно. Бойцы вынуждены были сбросить лыжи и пойти пешком. Противник встретил их пулемётным огнём. В живых с тяжёлыми обморожениями остались единицы, в их числе и Миша Куваев. У него были обморожены ноги. Перенёс ампутацию и не одну. Раны то подживали, то снова раскрывались. Практически он страдал от болей всю оставшуюся жизнь. Можно только восхищаться его стойкостью и мужеством. Не смотря ни на что, в 1943 году он поступил в Томский университет и почти весь первый курс учился, находясь в госпитале. Моё первое знакомство с Михаилом Романовичем состоялось заочно. Войдя впервые в стены университета, зашла в комнату, где располагалась приёмная комиссия. Первое, что бросилось в глаза, был стенд с надписью "Сталинские стипендиаты". Конечно, запомнились фамилии стипендиатов физико-математического факультета - это были Куваев и Чеглоков. "Очное" знакомство с Мишей Куваевым состоялось примерно в октябре 1947 года в "пятихатке" (так называлось общежитие на улице Никитина 4) в комнате № 1 на 5-ом этаже. В этой комнате жили 9 студенток 1-го курса ФМФ и 2 студентки географического факультета. Мы уже вкусили сложность высшей математики по сравнению со школьным курсом. Особенно трудным показался курс математического анализа. Это определение предела с его "эпсилонами" и "дельтами" приводило нас в ужас. У нас в головах появилась мысль: не поменять ли университет на пединститут (там, говорят, легче). И тут, на наше счастье, нас посетил Миша Куваев - студент 5-го курса. Мы сразу же бросились к нему с жалобами на наше бессилие. Он спокойно и как можно более доходчиво стал нам объяснять некоторые, особенно трудные для нас, понятия из анализа. А потом сказал, что для него также вначале было не просто. Но работа и стремление к познанию все ваши страхи оставит позади. Учитесь, всё будет хорошо. Так и вышло потом. Только две девочки из нашей комнаты, получив удовлетворительные оценки на экзаменах, ушли в пединститут. Вот такую важную роль сыграл М.Р.Куваев в моей жизни (и не только в моей) уже в первый год моего пребывания в университете. После окончания университета Михаил Романович поступил в аспирантуру к П.П. Куфареву. Защитил кандидатскую диссертацию и стал работать на механико-математическом факультете. Позднее ему было присвоено звание профессора. Кафедрой общей математики, где я начала работать в университете, заведовала Е.Н. Аравийская. Затем она по возрасту ушла с заведования. После неё кафедрой стал заведовать М.Р.Куваев. Вскоре он сказал мне: "Хватит Вам вести только практические занятия, Вы вполне можете читать лекции". Так я с его благословлёния стала читать курс "Высшей математики" на спец-отделении (такая структура тогда была на факультете, из неё позднее возник физико-технический факультет). Несмотря на состояние здоровья (далеко не завидное) Михаил Романович всегда имел большую педагогическую нагрузку, писал научные статьи, учебные пособия, учебники. Это был великий труженик. Вечная ему слава за его труд и душевное отношение к соратникам по работе.

     Евгений Николаевич Торопов родился в 1919 году. А в 1941 году студент 3-го курса физико- математического факультета Томского университета Женя Торопов ушёл на фронт. Служил в артиллерии, воевал под Сталинградом и на Курской дуге. Был ранен в ногу, к счастью после ранения он не стал инвалидом на всю жизнь как Миша Куваев. Вернувшись с фронта, продолжил учёбу в университете. В 1947 году, когда я поступила в университет, Женя Торопов и Миша Куваев были студентами 5-го курса ФМФ. Они были в последнем выпуске ФМФ (в этом выпуске было всего три математика, кроме них ещё был Петровский, но у меня о нём не осталось никаких воспоминаний). Женя и Миша были большими друзьями. Нас, первокурсников, Женя ( так же как и Миша) не обошёл своим вниманием. Он любил спорт и решил нас приобщить к нему, организовав неофициальную добровольную баскетбольную секцию. Это был для нас прекрасный отдых. Спасибо ему за это. Закончив университет Евгений Николаевич поступил в аспирантуру к профессору   С.А. Чунихину, который во время войны был эвакуирован с запада СССР в Томск. Однако в 1953 году С.А.Чунихин переехал из Томска в Гомель. Вместе с ним туда переехал и его аспирант Е.Н. Торопов. Защитив кандидатскую диссертацию Евгений Николаевич остался работать в Гомеле (тогда у него уже была семья). Через несколько лет ухудшилось здоровье его жены. Предположили, что климат в Гомеле способствует ухудшению её здоровья. Решили вернуться в родную Сибирь. Переехали в Новосибирск, где Евгений Николаевич стал работать в институте железнодорожного транспорта. Но его выросшие дети (сын и дочь) выбрали для своей учёбы и последующей жизни всё -таки Томск. Последний раз я видела Евгения Николаевича с женой, когда они приехали на защиту дипломной работы их дочерью, а моей дипломницей Еленой, в Томский университет. Умер Евгений Николаевич в Новосибирске. Его дочь - Елена Евгеньевна Торопова (Корякина) уже много лет работает в должности доцента кафедры геометрии Томского университета.
     В заключение хочу сказать: мне повезло в жизни встретиться с этими прекрасными, умными, добрыми, необыкновенно трудолюбивыми, прошедшими нелёгкий жизненный путь и готовыми всегда придти на помощь более слабому людьми. Каждый из них подарил мне что-то важное, помогающее жить. Низкий поклон им.

Надежда Максимовна Онищук